Регистрация Добавить сайт в закладки

Последние новости

05:00
Начальник Генштаба ВС Армении принял посла РФ Сергея Копыркина
05:00
Нарек Малян отпущен на свободу
05:00
Действия ВС Азербайджана получают поддержку МИД Турции – Арарат Мирзоян направил письма председателям Европарламента, ПАСЕ и ПА ОБСЕ
05:00
«Голос Армении»: Третий армейский корпус. Сегодня все мысли о ситуации на тавушском участке армяно-азербайджанской границы
05:00
Президент Грузии надеется на мирную развязку эскалации на границе Армении и Азербайджана
05:00
Арам Первый в беседе с Николом Пашиняном выразил поддержку армянской армии
05:00
Не поддавайтесь на провокации, у нас нет потерь: Арцрун Ованнисян
05:00
Хакеры взломали аккаунт пользователя Facebook и начали распространять дезинформацию
05:00
Католикос Великого Дома Киликийского Арам Первый побеседовал с президентом Республики Арцах
18:00
Заявление МИД России
18:00
Авинян: Велики ожидания, что в дальнейшем не будет необходимости продлевать чрезвычайное положение
18:00
Зограб Мнацаканян и Сергей Лавров обсудили напряженную ситуацию на армяно-азербайджанской границе
18:00
Периодичность обстрелов и применения БПЛА сократилась – Минобороны Армении
18:00
Нарек Малян продолжает акцию: шествие движется к парламенту Армении
18:00
ОДКБ отменила экстренное заседание Постоянного совета Организации по ситуации на границе Армении и Азербайджана?
18:00
Мирзоян призвал глав парламентов стран ОДКБ осудить провокационные действия Азербайджана
18:00
Столтенберг: НАТО должна стать "более глобальным" альянсом на фоне усиления роли Китая
Все новости
Армяне Мира » Новости » Новости от novostiNK » "ТЕРРИТОРИИ ВЗАМЕН... НИЧЕГО?" О ЧЁМ ШУМИТ РЕКА?..

"ТЕРРИТОРИИ ВЗАМЕН... НИЧЕГО?" О ЧЁМ ШУМИТ РЕКА?..

Категория: Новости / Новости от novostiNK
2 242
0
"ТЕРРИТОРИИ ВЗАМЕН... НИЧЕГО?" О ЧЁМ ШУМИТ РЕКА?..

25 апреля 2020, 22:00 - Новости - Спустя ровно неделю после завершения карабахских выборов в условиях кризиса пандемии 21 апреля с.г. министр иностранных дел России г-н С.В. Лавров на видеоконференции с представителями Фонда им. Горчакова, касаясь темы карабахского урегулирования, выступил с заявлением, которое внесло дополнительное напряжение в переговорный процесс.

Как известно, г-н Лавров перечислил отдельные периоды усилий посредников Минской группы ОБСЕ (в первую очередь России) по реализации тех самых мадридских принципов и остановился на казанском документе 2011 г., аналогичных проектах 2014 и 2016 гг. и, наконец, на апрельской встрече 2019 г. в Москве глав внешнеполитических ведомств Азербайджана, Армении и России, где в основе переговорной базы рассматривались подходы поэтапного урегулирования карабахского вопроса, предполагающие "освобождение ряда районов вокруг Нагорного Карабаха и разблокирование транспортных, экономических и прочих коммуникаций", далее возвращение азербайджанских беженцев и вынужденных переселенцев в места прежнего проживания (бывший НКАО и вокруг него) и отложение статуса самого Нагорного Карабаха до неопределённого времени. И данный проект российская сторона, судя по заявлению г-на С.В. Лаврова, считает "важнейшим шагом в выполнении резолюции Совета безопасности ООН по карабахскому урегулированию".

Естественно, выступление главы российского МИД было с воодушевлением встречено в Азербайджане, как некий обнадеживающий шанс мирного урегулирования карабахского вопроса. И это понятно, поскольку Баку, не достигнув своих целей военным путём в ходе апрельской войны 2016 г., может мирным путём добиться возврата под свой контроль "ряда территорий вокруг Нагорного Карабаха" (а точнее бывшего НКАО, поскольку и все 7 районов вокруг данной автономии составляют географический край Нагорного Карабаха), переселить в ту же Шушу и "районы вокруг" своих беженцев, получить выгодную военную диспозицию в отношении армянской стороны, отложить на неизвестность статус бывшей НКАО и добиться решения данного вопроса в свою пользу.

А чего же получат армяне в этой динамике, кроме громких обещаний мира и безопасности под контролем азербайджанцев и посредника(-ков), склоняющихся в пользу каспийской нефти и тюркской доминанты в регионе? Армянский политолог Ара Папян в этой связи полагает, что армянам Россия предлагает принцип "возврат территорий вместе ничего". И ему трудно будет возразить.

Министр иностранных дел Армении Зограб Мнацаканян в ответ на заявление Сергея Лаврова отметил неприемлемость для Еревана и Степанакерта поэтапного подхода решения карабахского вопроса, которые в тех же 2014 и 2016 гг. были отвергнуты его предшественником министром Эдвардом Налбандяном и президентом Сержем Саргсяном. Правда, Серж Саргсян в 2011 г. пошел при посредничестве Москвы на активные переговоры с Ильхамом Алиевым и был готов подписать казанское соглашение, которое, как он сам заявил в интервью телеведущему Дмитрию Киселеву, предполагало вывод армянских войск и возврат Азербайджану 7 "занятых" районов вокруг НКАО. Однако г-н Алиев в самый последний момент не согласился подписывать данный документ. Почему же Ильхам Алиев отказался от казанского проекта в 2011 г., о чем тот же Сергей Лавров подтвердил в одной из своих поездок в Ереван? Видимо потому, что армянская сторона была готова подписывать пакетный вариант поэтапного урегулирования, то есть реализацию принципа "территории взамен статуса". Иными словами, Алиев должен был согласиться на потерю бывшего НКАО с коридором для связи с Арменией и получить 7 усечённых районов, да к тому же ввод российского контингента миротворцев в зону конфликта.

После данного провала российского проекта Азербайджан активизировал нарушения на линии соприкосновения войск, поднял градус военной риторики и требовал "территории в обмен на... мир". Подобная постановка вопроса вообще казалась наглой со стороны проигравшего войну 1991–1994 г. Азербайджана. Однако Баку был уверен в своём успехе (почему же нет, если Армения с подобной лёгкостью соглашается на 7 районов, то почему бы не потребовать и весь Карабах), продолжал активно вооружаться (включая и современными видами оружия и боевой техники российского производства), а бакинская дипломатия стала эффективно использовать противоречия Еревана с внешним миром в свою пользу. В итоге принцип после "бархатной революции" Никола Пашиняна в Армении "территории в обмен на мир" трансформировался в принцип "территории в обмен на... ничего (отложенный статус)".

В январе 2020 г. премьер-министр Никол Пашинян на пресс-конференции в Кафане обвинил прежние власти в том, что они были готовы к поэтапному, а не пакетному урегулированию карабахского вопроса, включая возврат территорий, размещение азербайджанских беженцев и переселенцев, сохранение международного контроля над Кельбаджарским и Лачинским районами с предоставлением узкого коммуникационного коридора Нагорному Карабаху и отложение референдума по судьбе статуса бывшего НКАО на неизвестное время. При этом армянский премьер призвал всех кандидатов в президенты Арцаха высказаться по данному подходу. И, как не странно, все кандидаты отмежевались от данного варианта (хотя многие из них в силу своей прежней деятельности были в той или иной степени осведомлены о дипломатии Сержа Саргсяна, но сохраняли удивительное если не согласие, то молчание), однако не предложили альтернативы.

Время показало, что судьба освобожденных карабахских территорий вокруг бывшего НКАО, которые в 1921–1936 гг. были умышленно отторгнуты от самой армянской автономии правительством Советского Азербайджана в целях исключения географической и коммуникационной связи Карабаха с Арменией, становится главным рычагом дипломатического давления и манипулирования в урегулировании данного конфликта. Действительно, изначально армянская сторона и не предполагала освобождение 7 районов вокруг НКАО. Но ход войны и очередные наступления азербайджанской армии вынуждали Карабах отражать внешнюю агрессию и освобождать примыкающие районы в целях самообороны.

Армения же в лице первого президента Левона Тер-Петросяна, потрясённая самоуправством упрямых карабахцев и опасаясь внешней реакции, каждый раз призывала Степанакерт вернуть тот или иной освобожденный район Азербайджану. Дело доходило до смешного, когда карабахцы вынуждены были фактически притуплять "бдительность" Левона Акоповича и накапливая силы переходить в контрнаступление, либо глава Карабаха в прямом смысле скрывался от президента Армении и отказывался отдавать приказ на вывод войск. Именно подобный исход и диспозиция войск позволили Карабаху получить мирную передышку, а главное – перевес в обороне от агрессии Азербайджана.

Получается, что принцип "территории взамен..." являются для Карабаха условием не мира и безопасности, а потери свободы и полного провала. А тот, кто пойдёт на подобный вариант "мира", становится предателем национальных интересов. Если же сводить карабахский вопрос к теме "гарантии безопасности", то главным гарантом безопасности здесь может выступить только армянская армия. Посредники в лице ведущих мировых держав, исходя из своих интересов, могут сегодня пообещать и армянам и азербайджанцам большие гарантии, но ни один из них не заинтересован в безопасности той же Армении или Азербайджана без учёта своих региональных интересов и безопасности.

Весной 1920 г. карабахские армяне согласились на вхождение Красной Армии в Нагорный Карабах, командование которой в лице большевиков обещало мир и справедливое решение вопроса спорной территории. В итоге генерал Андраник ушел из Карабаха. В Зангезуре же Нжде не поверил ни туркам, ни большевикам и отстоял Сюник для Армении. Русские же в лице "зангезурского клина" получили географическую разорванность тюркского мира и устойчивый выход на Аракс и Иран. Именно поэтому армянский народ признает Гарегина Нжде своим национальным героем, ну а в России создают Азербайджану и Турции благоприятную ситуацию демонтажа заслуг того же Нжде. Красная же Армия гарантировала реализацию решения пленума Кавбюро от 5 июля 1921 г. по судьбе Карабаха. Именно поэтому карабахские армяне не могут повторить ошибку 1920 г., вход же международных (или российских) войск в Кельбаджар и Лачин без статуса самого Арцаха может означать очередной провал карабахского движения в первой четверти ХХI в.

В последнее время экс-посол Армении в Ватикане Микаэл Минасян стал часто возвращаться к внутриполитической повестке в РА и критике Никола Пашиняна (где, очевидно, есть основания и кому, как ни М. Минасяну, лучше знать экс-депутата/журналиста, а ныне премьер-министра). Я не стану вступать в полемику по части политического кризиса в Армении и соглашусь, что у Никола Пашиняна нет пока ни профессиональной команды, ни ясных программ. Борьба с коррупцией, конечно, важная часть государственной политики, но не есть революционное преобразование (хотя и по части коррупции армянским властям кроме громких слов и маски-шоу пока и особо нечем похвалиться). Однако иной раз складывается впечатление, что в Армении оказывается и коррупции не было, ибо "нет" утечки капитала, а прежние власти чисты как "железный Феликс" и нет коррупционеров в собственном Отечестве. Микаэл Минасян в статье, посвященной теме геноцида, справедливо отмечает: "Однажды мы придем к болезненному выводу о том, что во всех трагедиях, происходящих с нами, есть доля собственной вины. Поскольку не могут победы быть нашими, а поражения – следствием сложившихся обстоятельств".

Интерпретируя данный вывод бывшего армянского дипломата на карабахский вопрос можно с полной уверенностью отметить, что в 1920 г. армяне в Арцахе совершили ошибку, которую могут повторить и спустя 100 лет. Разница лишь в том, что если в 1920-х гг. Армения и Азербайджан входили в состав Большой России и Карабах стал заложником в руках у большевиков против тюркской диагонали, то в первой четверти ХХI в. Россия не владеет Южным Кавказом и сама остаётся в состоянии кризиса.

Генерал Бабаян в новейшее время своими "маленькими авантюрами" в горах Арцаха смог обеспечить выход своей победоносной армии и контроль над линией от Омара до Аракса. Именно он утверждал перед руководством Армении необходимость сохранения "при любой погоде" Кельбаджара и Лачина под контролем армянских войск исходя из соображений не только истории, но и безопасности, экономики и логистики. Время показало, что позиция командарма была единственно верной.

Современные территории НКР определены конституцией данного образования. Сам же Карабах не исключает компромиссного варианта решения проблемы при условии равнозначных уступок, о чём всегда отмечалось армянской стороной (включая и 7 тезисов новоизбранного президента Арцаха Араика Арутюняна, опубликованные 22 апреля с.г. в ответ на заявление российского министра Сергея Лаврова). Странным образом посредники не касаются части территорий НКАО, а также армянонаселённых Шаумяновского района и Геташенского подрайона, которые подверглись насильственной депортации и оккупации в ходе войны 1991–1994 гг.

Станислав Тарасов, являющийся специалистом-востоковедом (включая и по части армяно-азербайджанских отношений), анализируя тезисы нового президента Арцаха А.В. Арутюняна, полагает новизной подхода Степанакерта 6-й тезис об одновременном и одинаковом решении проблем и армянских и азербайджанских беженцев и переселенцев, связанных с карабахским конфликтом. Правда, при этом С. Тарасов почему-то уверенно считает, что с азербайджанскими беженцами всё ясно, ибо Баку давно желает их вернуть в Карабах, обеспечить численный перевес, а потом согласиться на референдум по статусу Нагорного Карабаха в пределах границ бывшей НКАО, где максимум на что могут согласиться азербайджанцы – это автономия края в составе Азербайджана. А вот судьба возвращения армянских беженцев в Баку, Сумгаит, Гянджу и другие населённые пункты Азербайджана не обещает бакинским властям никаких политических проблем.

При этом российский эксперт допускает даже не только возвращение армян в Азербайджан, но и предоставление им выплат компенсации за утерянное имущество и собственность. Поскольку, видите ли, президент Ильхам Алиев и возглавляемая им правящая партия "Ени Азербайджан" ("Новый Азербайджан") не несёт никакой ответственности за трагические события 1988–1991 гг. и "предал анафеме "Народный фронт Азербайджана" во главе с Абульфазом Эльчибеем. Иными словами, армяне Азербайджана не будут определять статус республики, а вот азербайджанцы Карабаха никогда не проголосуют за независимость Арцаха. Ереван же в лице "азербайджанских армян" теряет важный политический фактор.

Тем самым Станислав Тарасов делает вывод, что оказывается Араик Арутюнян таким образом даёт властям Азербайджана шанс начать прямой диалог со Степанакертом и в свою пользу решить карабахский вопрос. Тарасов извлекает подобный вывод тем обстоятельством, что предшественник Ара Арутюняна Бако Саакян, касаясь темы беженцев в карабахском урегулировании в своем интервью изданию "Мirror Spectator" заявлял, что "азербайджанские беженцы могут вернуться в Карабах и жить там при условии, если признают юрисдикцию республики". Но при этом он также указывал и на проблему армянских беженцев.
Честно говоря, особой разницы в подходах Араика Арутюняна и Бако Саакяна я и не вижу, поскольку лидеры Карабаха справедливо отмечают, что проблема беженцев и вынужденных переселенцев должна решаться одновременно и в обоюдных интересах, а не усечено в пользу одной стороны (как предлагает Азербайджан). При этом следует отметить, что численность азербайджанских беженцев из бывшего НКАО и 7 районов вокруг неё на момент 1988–1994 гг., то есть в период конфликта и войны, не превышала 315–350 тыс. человек. Данная цифра сопоставима и с численностью армянских беженцев из Баку, Сумгаита, Кировабада и других населённых пунктов Азербайджанской ССР (ибо согласно переписи 1989 г. превышала 350 тыс. чел.).

Однако Тарасов, очевидно, умышленно не отмечает, что практически подавляющая часть тех же бакинских и прочих армян Азербайджана являлись выходцами из Карабаха. Более того, Тарасов, будучи бакинцем, прекрасно понимает, что значительная часть армян (если не все) вряд ли согласятся вернуться в Азербайджан (несмотря на теплые воспоминания о советском Баку), ибо в этой стране политика антиарменизма и армянофобии возведена в культ, ненависть к армянам здесь имеет массовый характер. Если президент Ильхам Алиев оправдывает трусливое убийство спящего армянского офицера Гургена Маргаряна, освобождает из заключения и героизирует офицера-убийцу Рамиля Сафарова, то о какой толерантности и желании армян вернуться в города Азербайджана может идти речь? Тарасов прекрасно знает ответ на этот вопрос, но предпочитает лукавить.

Наконец, с чего Станислав Тарасов сделал вывод, что за трагические события (а точнее резню, погромы и депортацию армян) в Сумгаите, Баку, Кировабаде, Шаумяновском районе, Геташенском подрайоне и других населённых пунктах Азербайджана политическую ответственность несёт только НФА во главе с А. Эльчибеем? Вообще-то в то время формальная власть в Азербайджане была в руках у коммунистов, а силовые ведомства не подчинялись "фронтовикам". Эльчибей, конечно, был причастен и несёт ответственность за погромы сумгаитских и бакинских армян, за депортацию армян с Шаумяновского района и Геташенского подрайона, за откровенный геноцид над армянами Мараги, но не только он один. Вообще-то Гейдар Алиев летом 1993 г. взял власть от НФА и вынужденного обращения к нему самого президента А. Эльчибея, а действующая власть несёт ответственность за прежнюю. Таким образом можно оправдать и отказ современных властей Турции признавать геноцида армян, совершенный властями Османской империи и кемалистской Турции.

Однако Араик Арутюнян вряд ли собирается посылать сигнал Ильхаму Алиеву о том, что согласен вернуть армянских беженцев в Азербайджан, принять в Карабахе азербайджанцев и начать переговоры для возвращения под власть Баку. Лучшего маразма трудно было бы придумать. Араик Арутюнян, как в своё время и Бако Саакян, справедливо отмечают тем же посредникам, что судьбу азербайджанских беженцев невозможно решать без разрешения проблем армянских беженцев. Сегодня никто в мире и в самом Азербайджане в частности не может гарантировать армянам безопасность, а одним из вариантов решения проблемы т.н. "азербайджанских армян" может быть возвращение на свою Родину – в Карабах и в те же освобожденные районы. Азербайджанцы действительно могут вернуться в Арцах, если согласны принять законы данного образования.

Что же касается темы последующего референдума, то, как известно, конфликт начался в 1988 г. и в НКАО проживало соответствующее соотношение армян и азербайджанцев (примерно 76% против 23%). И как бы карабахские азербайджанцы не проголосовали, при всех случаях они не могут изменить итоги референдума по теме независимости НКР. Другой вопрос, если речь пойдет о всех районах (включая т.н. "зоны безопасности"), однако они оказались под контролем Степанакерта в результате и по праву войны. Именно данный вопрос и предполагает компромисс в формате "возврат – обмен".

В Армении часть экспертов небезосновательно стали подвергать резкой критике правительство Никола Пашиняна за предательство национальных интересов и согласие на поэтапный вариант урегулирования карабахского вопроса с возвратом территорий и размещением азербайджанских беженцев в зоне конфликта. Премьер, привыкший по каждому поводу и без оного, обращаться к "гордым гражданам" напрямую через социальные сети, почему-то в данном ключевом вопросе предпочёл сохранить "гордое молчание". Уважаемый политолог Андраник Мигранян справедливо назвал данную ситуацию в карабахском переговорном процессе изменой более чем 20-летней истории армянской дипломатии, которая выступает за пакетный вариант решения вопроса. Мигранян убежден, что опытный и один из лучших министров иностранных дел современности Сергей Лавров вряд ли акцентировал бы внимание на поэтапном варианте решения проблемы и апрельской повестке московского саммита трех министров в 2019 г., если бы этого не было. Иными словами, Лавров не блефует, а то ли сигнализирует, то ли предупреждает о последствиях.

И в самом деле, как в данном случае поверить Зограбу Мнацаканяну об обсуждении отдельных элементов и эпизодов данной повестки (вопрос – каких элементов), если он со своим коллегой Эльмаром Мамедъяровым превзошел все лимиты продолжительности переговоров от 4 до 11 ч. О чём же оба министра говорят столь долго? Ну уж точно не о погоде в Арцахе или Москве.

Одни утверждают, что российская сторона не может быть удовлетворена политикой Пашиняна по части партнёрства (тема уголовных дел в отношении российских операторов "Газпром-Армения" и ЮКЖД, арест экс-президента Роберта Кочаряна и обращения в этой связи президента Владимира Путина, кризис с генсеком ОДКБ в 2018–2019 гг., прозападные этюды Еревана, непрофессиональная команда, политика разделения общества на "белых" и "чёрных" и т.д.). Поэтому Москва посылает армянскому обществу сигнал о неблагоприятных перспективах.

Всё это может и так. Но почему Лавров сделал данное заявление спустя ровно неделю после выборов в Карабахе и в условиях продолжающейся пандемии? Москва, судя по бурным дебатам в ходе предвыборной кампании в Арцахе, якобы поддерживала кандидатуру генерала Виталия Баласаняна. Но последний был и остаётся радикальным противником уступок территорий. В реальности Москва имела весь расклад возможных вариантов итогов выборов в Арцахе и вероятность финальной победы Араика Арутюняна, но при этом опосредованно высказалась против Масиса Маиляна как якобы "соросовского кандидата". В результате и Маилян отпал от выборов. А между тем, в Карабахе общественное настроение несмотря на угрозу коронавируса сохраняет высокую консолидацию в части отказа уступок территорий.

В этой ситуации возникает вопрос, а разве карабахский вопрос решается с участием только российского посредника? Что в этой связи думают США и Франция? Мы не можем из обращения от 24 апреля с.г. президента Э. Макрона к армянскому коллеге А. Саркисяну со словами поддержки Франции Армении по теме геноцида сделать вывод, что Париж поддержит Ереван и по вопросу Карабаха. Однако посредники предлагая тот или иной вариант компромиссного урегулирования карабахского конфликта должны учитывать равный подход и исключать односторонних уступок.

Армяне прекрасно понимают, что отказ от ведения переговоров означает вероятность возобновления войны с Азербайджаном. Посредники же, предлагая мирный вариант и равные уступки, должны предупреждать стороны о последствиях войны и санкциях в отношении агрессора. Если и этого не будет, то война неизбежна. В итоге станет ясно, кто из сторон отказался от "лучшего" варианта мира и уступок в 2020 г.

Видимо не случайно Мария Захарова, возвращаясь к вопросу Карабаха и эмоциональных обсуждений заявления Сергея Лаврова, подчеркнула, что "тема Нагорного Карабаха довольно деликатна, и перенос её в плоскость публичных дебатов не является конструктивным подходом". Правда, кто её перенёс в публичную плоскость – уж точно не Баку и не Ереван со Степанакертом.


Доктор политических наук, профессор Александр СВАРАНЦ

Источник: Новости -

0 комментариев

Ваше имя: *
Текст комментария:

Подписаться на комментарии